Библиотека Диа-Клуба

Глава 3

Компенсация белков и жиров. Компенсационный коэффициент К2.

       Как было сказано а предыдущей главе, белковый и жировой обмен инсулинозавимы, т.е. проьекают в присутствии инсулина. Здесь даже не идет речь о том, насколько белки и жиры повышают СК. Речь надо вести и о том, нужна ли инсулиновая компенсация компенсация этих двух видов обмена ? Согласно выводам, прозвучавшим в предыдущей главе, нужна. К примеру, в условиях инсулиновой недостаточности нарушаются процессы утилизации аминокислот и синтез из них новых белков. Здесь идет два процесса :

      1.Включение части аминокислот, получаемых из пищевых белков, в глюконеогенез.
      2.Уствоение аминокислот мышцами.

       Оба эти процесса инсулинзависимы. Причем, если вследствие недостатка инсулина аминокислоты не будут утилизироваться в мышцах, то эти «лишние» аминокислоты также включатся в глюконеогенез, усиливая его. А это уже прямой путь к повышению уровня СК.
      Аналогично в предыдущей главе мы рассматривали инсулинзависимость процесса усвоения экзогенных и эндогенных жиров в жировой ткани.
      Вопрос лишь в том, как же их учитывать ? Как определять (рассчитывать) на белки и жиры необходимую компенсационную дозу ?

       Совершенно ясно, что компенсационный коэффициент К1 здесь не подходит по своей природе. В белках и жирах нет углеводов, по которым можно что-то рассчитать. Углеводы (глюкоза) получаются в процессе биохимических реакций уже внутри организма. Совершенно ясно, что здесь не подойдут и ХЕ, как углеводная единица. Можно, конечно, какую-то часть съеденных белков и жиров, искусственно приравнять к какому-то количеству углеводов и считать их по К1 и ХЕ. Но проблема в том, что нет однозначности в вопросе определения этой части. Здесь нет единства мнений и у специалистов, к консультации которых я обращался. Кто-то считает, что учитывать белки не надо. Кто-то считает, что 50 граммов белков по своему сахароповышающему эффекту равны 2-м граммам углеводов, Кто-то считает, что 100 г белков можно приравнять к одной ХЕ. Кто-то считает, что 50 % поступивших в организм белков, превращаются в углеводы. Но как «ни крути», в любом случае влияние белков на СК будет намного ниже, чем углеводов. Но будет ! Следовательно, компенсационная доза инсулина на белки намного ниже, чем на углеводы. Но «ниже» не значит, что ее не надо, раз уж речь идет о точной инсулинотерапии. А что может стать мерилом этой компенсации белков ? Разумеется, отсутствие роста СК, которые они вызывают. Компенсация этого повышения. Почему ? Потому, что компенсация этого роста СК от принятых белков будет говорить о том, что глюконеогенез из белков находится под инсулиновым контролем. Это будет и означать то, что аминокислоты усваиваются нормально. Что нет «лишних» аминокислот, включающихся в глюконеогенез. Другими словами, по уровню сахароповышающего эффекта пищевых белков можно подобрать потребную компенсационную дозу и соответствующий (белковый) компенсационный коэффициент.

       Если с белками худо-бедно ясно, то с жирами вообще непонятно. Как в цифрах определить инсулинзависимость жирового обмена ? Не найдя нигде конкретных цифр, я приступил к экспериментам с пищей, богатой белками и жирами, но не содержащей углеводы. Мясо, к примеру. При этом я получал нужные компенсационные дозы и пытался вывести компенсационные коэффициенты по аналогии с К1. Но эти коэффициенты по своей величине были маленькими и неудобными. Тогда я привязался к калорийности белков и жиров и вывел компенсационный коэффициент К2 как количество инсулина, необходимое для компенсации 100 килокалорий белков и жиров. Правильно это ? Точно ли это ? Строго говоря, нет. Ведь я объединил одним признаком (калорийность) вещества с разной калорийности 1-го грамма. Но допустима ли такая некоторая неточность ? Думаю, что да. Ну хотя бы потому, что инсулинзависимость белкового и жирового обмена неизмеримо меньше, чем углеводного и ошибка в компенсационной дозе, измеряемая несколькими знаками после запятой вполне допустима. Я ведь не намеревался абсолютно точно имитировать работу исправной САУ.

       Более того, в процессе экспериментов определилась и эмпирическая зависимость между К1 и К2, которая нашла подтверждение и других людей, проводивших подобные эксперименты : К2=К1-1 При этом, в случае, если К1<1, то коэффициентом К2 можно пренебречь, считая его равным нулю. Почему ? Потому, что сама величина К1<1 говорит о наличии остаточной секреции инсулина, способной компенсировать белковый и жировой обмен при наличии достаточной и точной компенсационной дозы инсулина на углеводы.
      Применение коэффициента К2 позволило рассчитывать компенсационную дозу на белки и жиры, входящие в состав пищи.
Для белков :
       Доза = Б/100*K * 4.1 / 100 * К2
      Для жиров :
       Доза=Ж/100*K * 9.3 / 100 * К2
      Где:
      Б, Ж – количество белков и жиров в граммах в 100 граммах продукта
      4.1 и 9.3 – калорийность одного грамма белков и жиров соответственно
      К2 – компенсационный коэффициент, как количество инсулина, необходимое для компенсации 100 ккал белков и жиров.

       Подставляя полученные компоненты в ранее полученную формулу для углеводов, получаем общую формулу расчета компенсационной дозы инсулина :

      КД = У/100*(100-ГИ) /100*K / ХЕ * К1 + У/100*ГИ/100*K/XE*K1+ Б/100*K * 4.1 / 100 * К2 + Ж/100*K * 9.3 / 100 * К2 (3.4>
      где:
      • Б, Ж, У - количество белков, жиров и углеводов в 100 г (характеристики продукта)
      • К1 и К2 - компенсационные коэффициенты
      • ГИ - гликемический индекс
      • К- количество данного продукта в граммах - ХЕ - количество углеводов в одной ХЕ